f9e780e3   

Зотов Борис - Вирус Покорности



Борис ЗОТОВ
ВИРУС ПОКОРНОСТИ
Глупый сидит, сложив руки,
и съедает свою плоть.
Экклезиаст
Сфирк понял очень быстро, что известность - палка о двух концах. Он
вышел из зала заседаний, еще оглушенный собственным выступлением, и пытался
пробиться к длинному столу с чаем и бутербродами. Но увернуться от
похлопываний по плечам, от льстивых поздравлений и ласковых пожатий руки
повыше запястья не удавалось. Окруженный коллегами, он с тоской наблюдал,
как завершается разгром фуршетного стола. Хоть бы глоток минералки
оставили, черти... Возбуждение уходило, накатывалась усталость.
Но вот запас ходячих фраз: "не забудь, когда станешь академиком",
"молодец старик - ну, не ожидал", "большому кораблю - большое плавание",
стал иссякать. Звонок настойчивыми трелями уже втягивал публику в зал.
К Сфирку бочком подобрался незнакомый невзрачный человечешко и, будто
читая его мысли, пропищал:
- Есть время обнимать и есть время уклониться от объятий.
- Мысль интересная,- вяло заметил Сфирк, которому безумно хотелось
послать всех подальше и уехать домой.
- К сожалению, не моя. Это Екклезиаст. - Незнакомец сделал паузу и
продолжил: - Домой успеете. Но вы, на самом деле, подвыдохлись. Не стоит
досиживать здесь до упора. Я могу предложить другое: соединить приятное с
полезным...
- Не совсем понимаю...
- Либиар, психиатр,- представился человечек.
Глазки его были странными. Взгляд светлый, легкий, даже ласковый. Но
за ласковостью чувствовалась некая завораживающая сила.
- Будем откровенны. Истинное научное значение вашего доклада, его,
если хотите, масштаб,- с улыбкою уговаривал Либиар,- в этой аудитории
оценило лишь два-три человека. А я давно и плотно занимаюсь данной
проблемой. Правда, вы вирусолог, я же действую с другого конца. Если бы вы
заехали ко мне по пути домой хоть на тридцать минут... Уверен, что
увиденное вас крайне заинтересует. К тому же это рядом, в городке Академии
наук.
Похожий на блоху электромобиль Либиара просел чуть не до асфальта под
рослым и крепким Сфирком. Через пять минут Либиар уже вводил Сфирка в
кабинет, начиненный электроникой и медицинским оборудованием.
- По ходу пьесы я буду объяснять, что к чему,- сказал психиатр,
усаживая гостя рядом с собой за пульт управления.
Он придавил пальчиком клавишу переговорного устройства:
- Либиар говорит, из седьмого. Пациент у вас?
- Ну,- прохрипел динамик.
- Не "ну", а "так точно". Давайте его сюда. И бумагу на него.
- Есть...
Вспыхнул экран. Сфирк увидел длинный коридор и в его конце - три
фигуры.
Либиар пояснил:
- Понаблюдать надо, как он идет. Для моей методики это архиважно.
Сфирк насторожился. Болезнь, которую он открыл, тоже начиналась с
лекого расстройства координации движений. Зараженный начинал задевать
встречных на улице или в подземных переходах - его прямо-таки притягивало к
случайному прохожему как магнитом. Там, где могли спокойно разъехаться два
танка, он ухитрялся толкнуть другого человека или наступить ему на ногу.
Или, дождавшись приближения электромобиля, внезапно попытаться перебежать
дорогу перед его носом.
Два молодца в камуфляжной форме ввели в кабинет парня в наручниках и
усадили в кресло перед Либиаром и Сфирком. Кресло обращало на себя внимание
странным приспособлением - блестящей полусферой, слегка похожей на колпак
для сушки волос, только массивный и с множеством коротких антенн. Охранники
следили за каждым движением парня в наручниках, и концы элекьтрошоковых
дубинок вздрагивали в их руках.
- Снять наручник



Назад