f9e780e3   

Зорич Александр - Завтра Война 1



Александр Зорич — Завтра война
XXVIII в. Российская директория Галактики вынуждена вступить в “необъявленную войну” с межзвездными кочевниками — “джипсами”
О таких воинах не пишут в газетах, не говорят с “голубых экранов”, не упоминают в учебниках истории.
Таких войн просто не существует ни для кого, кроме участников.
Кошмар этой войны примут на свои плечи отчаянные кадеты Военно-Космической Академии, пилоты-истребители “без году неделя”.
Завтра война!
Нет, война — уже сегодня! Только знают о ней — немногие...
ГЛАВА 1
ТРИ ШАГА ВПЕРЕД
Май, 2621 г.
Северная Военно-Космическая Академия, Новая Земля
Российская Директория
— Академия... ра-авняйсь!
Тысяча триста кадетов, выстроенных по факультетам и учебным курсам, в едином порыве рванули головы вправо.
— Сми-ирна!
Головы повернулись на пятьдесят градусов влево. Теперь кадеты смотрели прямо перед собой.
— Подъем флагов начать!
Из динамиков хлынула расплавленная медь духовой секции Большого Национального оркестра, полилась гремучая ртуть Сводного Хора Армии и Флота.
Гимн был один, флагов — три.
По центральной мачте карабкался флаг России. Справа и слева от него, с небольшим, почтительным отставанием, поднимались флаги Военно-Космических Сил и Объединенных Наций.
Российский орел, всемирный голубь и межзвездный грифон достигли своих насестов одновременно.
“... К звездам грядущего нас приведет!” — обнадежил Сводный Хор. Музыка оборвалась.
— Кураторам групп к приему рапортов приготовиться! Старшины групп отчитались кураторам о больных, командированных и самовольно отсутствующих. Разумеется, в последней категории содержался традиционный ноль.

Самоволка — и не просто самоволка, а прокидон утреннего построения! — была серьезнейшим ЧП.
На моей памяти — а я в Академии без малого три года — такое ЧП случалось лишь однажды. После быстрого разбирательства проштрафившийся был отчислен.
Чтобы “выбарабанить” его прочь, к нам на Новую Землю специально привезли две сотни кадетов с выпускного курса Киевской Военно-Музыкальной Академии. Бедолагу с кулечком пожитков, в форме с сорванными кадетскими “орликами” прогнали через строй под барабанную дробь. Погрузили на вертолет и вышвырнули в Мурманске.
Иди куда хочешь! Но в армию тебе дорога заказана. До самой смерти.
“Вдумайтесь, товарищи кадеты! До. Самой. Смерти”.
— Старшим кураторам к приему рапортов приготовиться! Теперь уже кураторы групп — офицеры в звании капитан-лейтенантов — сдавали рапорты командирам факультетов.
Всей волынки рапортов снизу доверху — примерно пятнадцать минут. Не так-то много. Но выстоять по стойке “смирно” все это время, выстоять по уставу, не шелохнувшись и не проронив ни звука, могут только гвардейцы, чоруги и статуи на Аллее Героев.
Строй украдкой переступал с ноги на ногу. По задним рядам даже перекатывались короткие разговорчики. А разговорчики в строю — целое искусство, это уметь надо.
— Ты вчера “Фрегат “Меркурий” досмотрел? — спросил я у своего соседа слева, Володи Переверзева. Спросил, почти не шевеля губами. Не вполне шепот, скорее без двух минут чревовещание.
— Да.
— Чем кончилось?
— Они выбросили с корабля генератор щита и взлетели. Потом разогнали целую эскадрилью “гончих” и удрали.
— Удрали от истребителей? На фрегате? Без щита?
— Ага.
— Руки оторвать сценаристу.
— Во-во.
Итак, жалеть о том, что я не досмотрел эту галиматью до конца, не приходилось.
Вчера меня, прямо из кинозала, выдернул вестовой. И приволок ни много ни мало к командиру нашего родного истребительного факультета капитан



Назад