f9e780e3   

Зорич Александр - Свод Равновесия 03



АЛЕКСАНДР ЗОРИЧ
БОЕВАЯ МАШИНА ЛЮБВИ (СВОД РАВНОВЕСИЯ – 2)
ПРОЛОГ
Барон Вэль-Вира велиа Гинсавер сидел в резном деревянном кресле и
апатично перебирал можжевеловые четки.
Ноги его были накрыты медвежьей шкурой, зрачки бесцельно блуждали
пустотой зала для аудиенций. Справа от барона на треножнике лежали свежие угли.
То и дело Вэль-Вира подносил руки к треножнику и подолгу грел их.
С тех пор, как погибла Радна, он все время чувствовал холод и никак
не мог согреться. Как будто Радна забрала с собой часть его жизненного тепла.
Иногда Вэль-Вире казалось, что дни его сочтены и вслед за Радной уйдет и он
сам.
Дверь зала распахнулась. На пороге возник дворецкий. Судя по
выражению его лица, он был готов к незаслуженной взбучке со стороны господина.
– Милостивый гиазир, извольте принять... – начал дворецкий, но
Вэль-Вира грубо оборвал его.
– Я что, плохо объяснил тебе? Меня не беспокоить!
– Вы очень ясно объяснили, милостивый гиазир. Очень ясно. Но только
там бароны Маш-Магарт пожаловали. Барон Шоша и баронесса Зверда.
– Да хоть владетели воздуха и тверди! – взревел Вэль-Вира.
От пережитого горя его рассудок стал нечуток к таким
аристократическим безделкам, как этикет или благоговение перед владетелями
воздуха и тверди.
– Но мы не можем их не принять! Это будет более, чем оскорбление, –
частил дворецкий. – К тому же, они приехали выразить соболезнования в связи с
вашей, то есть нашей, – поправился дворецкий, – утратой.
Вэль-Вира бросил на дворецкого яростный взгляд. Впрочем,
осмысленности в нем теперь поприбавилось. Дворецкому показалось, что его
увещевания подействовали.
– Ах, соболезнования! Вот оно что! Они приехали выразить
соболезнования! Ну тогда милости просим, – со злым сарказмом заключил
Вэль-Вира.
Некоторое время спустя в зале появились бароны Маш-Магарт: одетая в
траурные белые одеяния баронесса Зверда, чья резкая, агрессивная красота всегда
настораживала Вэль-Виру, и ее супруг барон Шоша – невысокий, немного тучный, но
очень крепкий мужчина, с виду тянущий лет на сорок.
Войдя в зал, бароны церемонно опустили глаза долу.
– Любезный сосед наш, друг, брат. Прознав о вашей утрате, мы не могли
не содрогнуться в ужасе. Смерть госпожи Радны была огромной потерей для нас. И
напоминанием о том, что всякая жизнь имеет конец. В том числе и наша.
Покончив со своей методичной декламацией, Зверда выразительно
посмотрела на мужа. Барон Шоша, сделав невероятно серьезное лицо, пророкотал:
– Жаль девку. Красивая была. Короче, приносим соболезнования.
– Да-да, – поспешила вклиниться Зверда. – Со своей стороны, мы
сделаем все возможное, чтобы облегчить вам, любезный Вэль-Вира, боль утраты.
Зверда горестно вздохнула и худо-бедно изобразила на своем лице
скорбь. Шоша мысленно отметил, что его жена сегодня не в ударе.
Но Вэль-Вира, казалось, ничего не замечал. Он сидел на своем кресле и
пялился в одну точку, расположенную далеко за спинами супругов Маш-Магарт.
Зверда и Шоша переглянулись. Может быть, пора уходить?
– И где же вы были эти пять дней? – вдруг заговорил Вэль-Вира.
– Мы только позавчера узнали о случившемся, – соврала Зверда. – Пока
собрались, пока выехали к вам... Да и пурга сильная была – вот только сейчас до
Гинсавера добрались.
– Значит, вы не знали о случившемся. Так? – Вэль-Вира наконец
соизволил поместить Зверду в фокус своего зрения.
Баронесса вдруг осознала, что по-прежнему влюблена в своего соседа из
замка Гинсавер. Но она быстро отогнала эту мысль прочь – сейчас вспоминать о
чувс



Назад