f9e780e3   

Зорич Александр - Без Пощады



sf_space Александр Зорич Без пощады Галактическая война. Война между Российской Директорией Галактики и тоталитарной планетой Конкордия — недавними союзниками Директории.

Война, в которой флот Конкордии выигрывает сражение за сражением, а шансы землян на победу все слабеют. Война, в которой бьются БЕЗ ПОЩАДЫ и без жалости. Потому что враг тоже не пощадит и не пожалеет.
Это понимают все. Это — девиз вчерашних выпускников Военно-Космической Академии, сегодня ставших отчаянными боевыми офицерами…
Читайте «Без пощады» — продолжение великолепного романа Александра Зорича «Завтра война»!
2004 ru ru Black Jack FB Tools 2004-12-20 http://www.fenzin.org/ OCR Fenzin E5028768-5261-474E-AD44-5786340099E6 1.0 Зорич А. Без пощады АСТ, Люкс М. 2005 5-17-023021-4, 5-9660-0088-3 Александр
ЗОРИЧ БЕЗ ПОШАДЫ
Глава 1
«…И МОЛИТВА ВМЕСТО ГУТЕН МОРГЕН»
Февраль, 2622 г.
Лагерь нравственного просвещения им. Бэджада Саванэ
Планета Глагол, система неизвестна
Никогда бы не подумал, что лагерь для военнопленных может быть живописен.
Впрочем, ландшафт располагал. Говорят, самые впечатляющие столовые горы на Земле — в Южноамериканской Директории. Я никогда там не бывал (в три года — не считается), ничего не скажу.

Зато крымские плоскогорья Мангуп и Чефут я знаю как свои пять пальцев.
И вот если каждую крымскую столовую гору увеличить по площади раз в десять… поставить таких гор побольше… и сделать их повыше… получится нечто отдаленно похожее на пейзажи той дыры, куда забросила меня судьба-злодейка.
На восточном краю плоскогорья белела цитадель. Выстроена она была из тесаных блоков натурального камня. Это вам не прозаический пенобетон.
Цитадель имела в плане форму трапеции. Длинное основание трапеции было обращено к ущелью, отделяющему плато от соседней горы. Короткое — к зоне содержания военнопленных.
Четыре башни по углам, пятая — в центре.
В центральной башне располагался узел связи, радары контроля воздушной обстановки и пара зенитных установок. У основания башни находились казармы охраны, крошечный госпиталь, кухня, гаражи и два красивых дома, тоже каменных. Один для пехлеванов, другой — для заотаров.
В цитадели жили конкордианцы. Мы, пленные офицеры Объединенных Наций, занимали жилые блоки, расположенные двумя группами к западу от цитадели.
Шестая башня — круглая, приземистая, конкордианцы называли ее дахма — стояла особняком. На вершину дахмы кладут покойников, чтобы их плоть стала добычей хищных птиц, а кости были как следует отбелены ветрами. И хотя в горах, да, вероятно, и на всей планете хищные птицы не водились, это не могло заставить конкордианцев отступиться от духа и буквы своей религии.
За время моего пребывания в лагере на вершине дахмы оказались останки четверых. Но об этом я расскажу позже.
Свобода наших перемещений была ограничена только воротами цитадели. Но и через эти ворота нас пропускали — в составе хозяйственного наряда. Три раза в сутки наряд получал пищу на весь лагерь.

Раз в два дня выдавались сигареты, раз в неделю менялось постельное белье.
Попасть на плато, где находился лагерь, можно было тремя путями.
Первый: прилететь на вертолете.
Второй: прийти на своих двоих. Западный склон горы был в отличие от обрывистого восточного сравнительно пологим. Конечно, не бульвар, но пролезть можно.

Без риска переломать руки-ноги.
Третий: приехать. Для этого существовал мост, примыкающий к цитадели и полностью отгороженный ее стенами от сектора проживания военнопленных. Мост— очень красивый, ажурный, воздушно-хрупкий — соединял нашу гору с соседней. Та



Назад