f9e780e3   

Золотавкин В Д - Фантастика И Будущее



В. Д. ЗОЛОТАВКИН
ФАНТАСТИКА И БУДУЩЕЕ
Художественная фантастика, имеющая за собой многовековую историю, за
последнее столетие поднялась на новую качественную ступень, приобрела
облик, не свойственный ей ранее, ее преображение связано с широким
использованием научных проблем и гипотез для решения художественных задач.
Мифологический, сказочно-волшебный арсенал этого вида литературы
обогатился художественным осмыслением научных открытий и достижений.
Возник термин "научная фантастика", обозначивший вид литературы, в котором
сочетались типы познания, прежде считавшиеся исключающими друг друга как
по своему предмету, так и по методу.
Возникновение этого нового вида литературы не произошло по воле чистого
случая. Оно явилось реакцией художественной мысли на те существенные
перемены в жизни человека, которые произвело практическое использование
научных достижений. XIX век, как никакой из предшествующих, убедил
наглядно, что наука превращается в один из решающих факторов человеческого
бытия, что она меняет сложившийся уклад жизни, что в будущем она приведет
к еще более чудесным переменам.
Тогдашние, на взгляд современного человека, неуклюжие, примитивные
паровозы и пароходы, электрическое освещение и телефон, воздушные шары и
первые самолеты казались, не могли не казаться, чудесами. Отрочество и
юность науки порождали светлые, оптимистические надежды на будущее,
которое окрыляло людей волнующими картинами благополучия, бытовых удобств,
избавлением от изнурительного физического труда.
Правда, уже в XIX в. появились луддиты, на себе почувствовавшие
отрицательные последствия капиталистического применения машин и увидавшие
в них своих злейших врагов, уже тогда появились ученые и псевдоученые,
сулившие большие бедствия в будущем. Но в основном новейшая наука и
техника восхищали и удивляли людей, а не пугали. Неблагоприятные стороны
научного и технического прогресса осознавались сравнительно небольшим
числом людей.
В науке безраздельно господствовала классически ясная и гармоничная
ньютоновская механика. Она вполне удовлетворяла существовавшим
потребностям понимания мира.
Литература XIX в. откликнулась на новый фактор человеческой жизни светлым
жюль-верновским романтизмом. Диковинные технические достижения, идеи
которых носились в воздухе и были как бы на подходе, представляли всеобщий
интерес. Они были настолько занимательны сами по себе, что Жюль Верн на
десятках страниц описывал их как реально существующие.
Мечта о том, что с помощью необыкновенных машин человек все больше и
больше будет становиться хозяином природы, существом более могучим и
совершенным, чем он был раньше, водила пером писателя. Мужественные и
благородные исследователи природы, поборники добра и человеческого счастья
- эти люди стали любимыми героями Жюля Верна и его читателей.
Благо, и ничего, кроме блага, - такой представлялась цель научного и
технического развития. Радужные перспективы поначалу почти не давали
оснований опасаться, что наука и техника таят в себе и нечто другое, что
может принести человеку немалые бедствия. Великий романтик не сомневался,
что научно-технический прогресс и прогресс нравственный пойдут бок о бок,
что успехи науки и техники приумножат человеческую добродетель, освободят
человека от многих пороков. В этом мироощущении - источник его
оптимистического, жизнерадостного творчества.
Но история отвела не так уж много времени ничем не омраченному взгляду на
перспективы науки и техники. Дело оказалось н



Назад