f9e780e3   

Золочевская Любовь - Теогония Л1756



ЗОЛОЧЕВСКАЯ ЛЮБОВЬ
ТЕОГОНИЯ Л1756
краткая теогония апельсинового ренессанса
Глава первая.
Сегодня день рожденья Алексашки. Семнадцать.
Алексашка ходит недовольный и злой. С утра Ириска устроила ему кучу пакостей. У этой девочки переходный возраст все время, сколько, я ее помню.

В пять лет, она общалась с моими ухажерами примерно в таком духе: "Ах! Какая малышка, такая же сладенькая и красивая, как и мама", - напевал очередной высокий брюнет.

Ирисочка говорила "А я еще умею считать до ста" "И как же ты научилась?" - не унимался брюнет. "Я считала идиотов, ты - сотый" Брюнет: "Ха-ха-ха, какой умный ребенок". "А ты клеишься к моей маме, потому что у тебя уродливая кислая жена и глупые дети?" Тут уже я понимала, что нужно бежать. Да что говорить, все надежды построить семью с двумя родителями канули влету.

И виновата в этом, конечно не Ириска. Этот чудо-ребенок способен свести с ума даже сумасшедшего. Все, что взрывается, колется, режется, вращается и скрежещет, вызывало у нее интерес еще в колыбели. "Прятать спички от детей!"- бесполезное занятие.

Все найдет. С Ириской каждый Божий день что-нибудь происходит. То прохожие во дворе пытаются перепрыгнуть через взрывающиеся под ногами крошками какого-то химического состава, то эти же прохожие звонят в квартиру и заявляют, что кто-то стреляет в них скобками с нашего балкона.

Но, когда они видят Ириску в розовом платьице, с золотистыми локонами (специально ведь розовое носит), извиняются и уходят в смущении. Людей ее вид, конечно, вводит в заблуждение, но кошек, политых кипятком и изведавших немало невзгод от этого розового ангела, вы не обманете.

Они никогда не переходят ей дорогу. День можно считать хорошим, если он закончился небольшим скандалом по поводу изрезанной одежды.

Сегодня ко дню рожденья любимого брата она, кажется, превзошла себя: проснувшись раньше всех, она кисточкой нанесла на пол возле его кровати тонкий слой растительного масла, зашила рукава рубашки и брюк, налила в ботинки кефир и вывела провод заземления на кран умывальника. Нашла целых три будильника, завела их, и как только они зазвенели, стала снимать все это на видеокамеру.

Я пока не видела, что получилось, но точно знаю, что погоня по квартире была очень захватывающая. Потом они притихли. О! Это зловещая тишина, если тихо, то происходит что-то ужасное. Как я не ошиблась!

Только зашла в комнату как вспыхнула занавеска. Я сорвала ее и затоптала ногами. Дети потрясенные и перепуганные смотрели на меня - Ирис, привязанная к стулу, и Александр с работающей камерой в руках.

Оказалось, что Ириска пыталась пережечь веревку зажигалкой и подожгла, случайно занавеску.
В общем, Ирискин план удался, если не считать того, что кефир из ботинок вылизала Оглая - наша собака. Оглая единственное животное, которое сумело прижиться в этом сумасшедшем доме.
В школу Алексашка, конечно, не пошел, по поводу дня рожденья. Но я уже не боюсь, двенадцать лет я дрожала за его оценки, клеила в тетрадках картинки, придумывала разные способы заставить его учиться, бегала к учителям, ублажала их и, наоборот, ругалась.

И вот вчера он принес мне лист с выпускными оценками. О! Мечта! Да разве я могла себе представить, что у меня в аттестате будет нечто подобное!

Я ведь если честно была троечницей и единственная пятерка у меня была по пению, а у Алексашки - Иврит, математика и английский по сотне. Я прыгала до потолка от радости. Как будто бы это мои оценки.
Так! надо немедленно пойти позвонить бабушке и дедушке.
- Мама привет!
- Тонечка?
- Да,



Назад