f9e780e3   

Знаменская И В - Зеркало Галадриэли



И.В.Знаменская
ЗЕРКАЛО ГАЛАДРИЭЛИ
... Забавно будет лет через триста припомнить эти разборки по поводу судеб
национальных литератур в общемировой культуре. Да и через сто лет подобное
удовольствие покажется, полагаю, исключительно изысканным и узко специальным
- нечто такое для гурманов духа и памяти...
А сегодня едва ли хватит у нас прозорливости возблагодарить "текущий момент"
- со всей его растерянностью, с отдиранием от тела и души того немногого,
что, казалось, навечно (как вечным казался строй) присосалось к нам в
качестве тоненького такого пожизненного бессмертия: Надежды на твердое
пенсионное обеспечение, Веры в собственную неподкупность (поскольку никто и
не пробует покупать), Любви к непреходящему шпротному паштету, встречающему
нас в любой торговой точке родной страны, будь то Коряжма, Наманган или
Анадырь. Да, не благодарим, а стоило бы...
Конечно, если спуститься с небес еще не произнесенных обобщений в нашу
родную кошару, то есть оборотиться к стукнутому ныне пыльным мешком
литературному процессу и увидеть на прилавках "Приключения космической
проститутки", изданные многосоттысячными тиражами, или, перелистав "Книжное
обозрение", не найти там (за исключением братьев-эмигрантов) на полсотни
наименований и трех заветных фамилий, вызывающих желание немедленно бежать в
магазин - только и мыслей, что в смертной рубахе вскарабкаться на
заплеванный Парнас и дожидаться там труб Страшного Суда.
Конец света. Литературе, которой мы жили, места нет.
Однако всем, успевшим соскучиться за считанные годы перестройки по тому
тяжелому равномерному гнету, который и заставлял наиболее крепких, в
соответствии с физическим законом о противодействии, выпрямлять спину, можно
порадоваться: нарастает давление. Пусть несверху, а как бы изо всей
окружающей среды, но - нарастает.
Хаос створаживается в систему.
Какой она будет - это еще вопрос, но конъюктура изменилась; способы давления
и изгнания за границы освещенного круга меняются, меняется и длительность
присутствия в этом круге. О пожизненной ренте, обусловленной послушанием и
(или) бездарностью, либо, что реже, талантом, говоритьб уж не приходится.
Прежде, чем у нас привьется и развернется в своем цивилизованном виде
институт литагентов, прежде, чем обретут реальные очертания цены на бумагу,
истинная литература окажется в состоянии жесточайшего прессинга по всему
полю, получая мобилизующие толчки от дешевеющего (во всех выражениях, кроме
денежного) детектива, дебилизованной (не путать с демобилизованной!) до
комиксов фантастики, социалистической эротики, стремительно вырабатывающей
рвотный рефлекс на близость...
Берег родной обвалился, и все мы, умеющие и не умеющие плавать, сыплемся в
холодную воду "нового мира", где неизменным и знакомым для всех остается
одно - человеческая природа.
Но посему - и будем жить, так как количество "творцов" и "ремесленников" в
стабильных (да и стабилизирующихся) социально-исторических структурах в
процентном отношении неизменно. Так же, как количество гениев и злодеев в
любой популяции. Ибо генофонд со временем восстанавливается, а давление
внешнее снова провоцирует контрдавление внутреннее, именуемое подчас -
вдохновением.
Не научились подзаряжаться от приятного - будем подзаряжаться от противного.
Этакое преображение энергии, если хотите; бесшабашный праздник селения, из
которого сборщики податей уволакивают последний грош.
Трагедия, а как ни странно (и как всегда!) - оптимистическая.
... Кстати, резервы инос



Назад