f9e780e3   

Знаменская Алина - Дочки-Матери



АЛИНА ЗНАМЕНСКАЯ
ДОЧКИМАТЕРИ
Аннотация
Еще вчера Юлия была женой состоятельного человека и у нее не было сомнений в будущем своей дочери и своем собственном…
Сегодня, после трагической гибели мужа, она — нищая, и, кажется, помочь ей не может никто.
Ее подруга Наталья никогда не могла рассчитывать на своего незадачливого мужа — и тревога за дочь, и все многочисленные проблемы ложились на ее, и только на ее, плечи.
В жизнь каждой из них приходит ЛЮБОВЬ.
Та самая любовь, которая расцвечивает жизнь новыми красками и наполняет ее особым смыслом.
Та самая любовь, которая делает женщину СИЛЬНОЙ.
Та самая любовь, перед которой отступают все трудности и невзгоды!
Глава 1
Полевой госпиталь, разбитый на краю поселка, был переполнен. Сквозь пластиковое окно брезентовой палатки Андрей видел белую шапку снега на вершине горы и острые пики пирамидальных тополей. Но даже эта спокойная непритязательная картина вызывала боль в душе.

Там царил мрак. И в самой глубине этого мрака тяжелым грузом лежал камень. Раньше, в той жизни, ему не приходилось задумываться над выражением “камень с души снять”, теперь он это понимал.

Иногда, чаще после укола, его мысли забивались в угол и он не мог найти их, а отсутствие всяких мыслей не беспокоило его. Тогда Андрею снилось, что он плывет в лодке по реке. Он четко видел берега с плешинами леса и спокойный горизонт с одеялами облаков.

Лодка плыла сама, не нужно было грести. Он просто лежал на дне и глядел вокруг. Иногда в этом сне он ощущал себя ребенком, думал о рыбалке, и радостные предчувствия охватывали его. Но такое случалось редко.

Чаще его подбрасывала среди ночи какаято сила, и он вспоминал: нога! Мысль была пронзительной и хлесткой, как удар наотмашь. Правая нога… Он отодвигал одеяло и с опаской, как чужую, осматривал эту неподвижную, бесчувственную конечность, пальцы, которые, как он ни силился, не могли произвести даже слабого движения, линии вен, обнимающие ступню…
Зачем он остался жить? Кому он нужен, калека в двадцать пять лет? Что его ждет?
В палате воняло ихтиолкой и кровью. Когда вошла врач в сопровождении своей свиты, Андрей отвернулся к стене и притворился спящим. Нечего.

Одни и те же вопросы, одни и те же слова. Он все о себе понял. Сам во всем виноват.

Никто не гнал его подписывать контракт на пять сверхсрочных лет. Он мог бы давно гулять на гражданке, Выходит — не мог. Когда узнал, что Ленка выходит замуж и уже беременна от своего будущего мужа — он понял, что не вернется.

Обида и ревность так жахнули, что он стал бросаться под пули. Пулидуры настигали совсем не тех, кого надо. Когда убило Саньку, Андрей просто ошалел от нелепости этой смерти.

Санька был на пороге дембеля, дома его ждала молодая жена. Зачем? Какой смысл?
Какой смысл в том, что его, Андрея, пули обходили стороной как заговоренного, словно оставляя на потом для какойто своей, корыстной цели. Смерть издевалась над ним.
И теперь вот она, старая карга, не захотела забрать его в свои объятия, а небрежно оттолкнула, оставив — молодого, рослого, здорового — с безжизненнонеподвижной ногой. К чему? Лучше бы он вместо Саньки… Андрей скрипнул зубами.

Как раз в это время над ним раздался суховатый, как обычно, немного усталый голос Одинцовой.
— Спит? Придется будить. Его нужно приготовить к отправке.
Андрей резко повернул голову:
— Куда меня? Вы же говорили, что будете советоваться насчет меня! Что будете делать операцию!

Что же, я так и останусь теперь?
Андрей приподнялся на локте, зло и одновременно просительно впился г



Назад