f9e780e3   

Злотников Роман - Мятеж На Окраине Галактики



sf_action Роман Злотников Мятеж на окраине Галактики Мощным ударом из космоса уничтожены Лондон, Париж, Вашингтон, Москва. На Землю вторглись канскеброны — высокоорганизованные роботы, умеющие анализировать, логически мыслить, но не имеющие имен. Вместо имени у канскеброна ряд цифр — идентификационный знак...
Мрак опустился на планету Земля. Мрак бесправия, насилия, голода, подавленных желаний, строго регламентированного устройства существования человеческой особи.
Но жизнь продолжается, как вода течет подо льдом. Вопреки обстоятельствам, в капонирах — огневых оборонительных сооружениях — сохранилась военная техника, компьютерная технология, армейская честь и нравственность Прежних, как называют теперь тех, кто жил на Земле до Вторжения. В глубине, в толще потаенной Земли зреет и набирает силу новое племя людей — берсерки...
ru ru erick mack FB Tools 2005-02-03 http://www.aldebaran.ru/ OCR Р. Сварожич 8171C0C2-5726-47B4-BC8D-CC972E8256D8 1.1 v 1.1 — доп.форматирование fb2 OCR Альдебаран
Мятеж на окраине Галактики Армада, Альфа-книга Москва 5-93556-058-5 Роман Злотников
Мятеж на окраине Галактики
ПРОЛОГ
Генерал-майор Семен Никитич Прохоров дослуживал последний год. Вообще-то выслуги у него хватало. Поскольку служить он начал еще в войну, десятилетним пацаном. Бойцы 547-го зенитно-артиллерийского дивизиона подобрали его в развалинах на окраине освобожденного Киева.

С тех пор вся его жизнь была прочно связана с войсками ПВО. Сын полка, вечерняя школа, срочная, а затем и сверхсрочная служба, экстернат военного училища и весь букет превратностей жизни дальних гарнизонов — вот из чего складывалась его судьба.
Впрочем, то время генерал Прохоров всегда вспоминал с удовольствием. Служить было не только интересно (в войска бурным потоком шла новая техника, осваивались такие дальности и высоты, которые в военные годы считались невероятными), но и престижно. В обнищавшей после тяжелой войны стране военные в глазах многих были этакими островками благополучия.
Но во все времена военная служба требует от любого, кто избирает эту стезю, гораздо большего, чем любая другая область человеческой деятельности. А потому семейная жизнь у Семена Никитича так и не сложилась.

Первая жена, крепенькая и грудастая медсестра-хохотушка из дальнего сибирского городка, предпочла лейтенанту-зенитчику военврача гарнизонного госпиталя. Однажды Прохоров вернулся домой после очередного многосуточного боевого дежурства и застал в доме только голые стены.

Любимая женушка и рачительная хозяйка умудрилась вывезти из снимаемой ими квартирки даже громоздкую двуспальную кровать с железной сеткой и блестящими никелированными шариками на спинках. Лет через двадцать, уже будучи в немалых чинах, Семен повстречал свою первую любовь.

Та нарочито обрадовалась, прослезилась, а в конце их короткой случайной встречи попыталась изобразить вспыхнувшую страсть и агрессивно намекнула на возможность обратного развития событий. Муж-военврач на дармовом спирту окончательно спился, да и за все это время смог взобраться всего лишь на пару ступеней служебной лестницы.

Но Семен к тому времени уже приобрел некоторую сноровку в обращении с женщинами, а потому сделал вид, что никаких намеков напрочь не понимает, и быстренько ретировался. Вторая жена, учительница одной из окраинных московских школ, с которой он познакомился во время учебы в академии, сбежала от него после третьего года жизни в дальнем гарнизоне посреди глухой уссурийской тайги. С той поры Семен так и жил бобылем, отдавая службе все свое в



Назад