f9e780e3   

Злотников Роман - Арвендейл 2



РОМАН ЗЛОТНИКОВ
ГЕРЦОГ АРВЕНДЕЙЛ
Трой, сирота с глухой окраины Империи, ставший бароном Арвендейлом, вступил на свой путь. Куда же он приведет его? В Проклятый лес, куда страшатся заходить даже самые могучие армии людей и эльфов? В погибшее во время Великой Тьмы герцогство?

В глубины Крадрекрама, знаменитых Пещер ужаса, к которым не рискуют приближаться армии гномов? Да, именно туда. Потому что его путь — путь владетеля и собирателя земель.

Очень немногие рискуют вступить на него. И многие из тех, кто на него вступает, гибнут под бременем долга, обрушивающегося на их плечи. А выдержит ли его Трой-побратим?..
ПРОЛОГ
— Эй, староста!
Староста кузнечного конца Маркел выпрямился, опустил топор и, приложив ладонь ко лбу, посмотрел вверх, откуда раздался возглас. Похоже, Парбой-вьюн, парнишка мелкий и не шибко сильный, однако смышленый и шустрый, снова оправдал свою славу самого востроглазого дозорного. Сейчас он висел на ветке вниз головой и, глядя на старосту, указывал рукой в сторону недальней опушки:
— Чужаки!
Мужики побросали топоры и быстро разобрали оружие: кому достались щиты и рогатины, а кто-то сноровисто доставал из-за пояса меч или саблю. Чужаки здесь означали только одно — пришли враги. Староста воткнул с размаху топор в дубовый ствол, вскинул на плечо привычный двуручник и, заняв свое место в строю, поднял голову, чтобы лучше видеть дозорного.
— Орки бо Темные?
— Не-а, — удивленно протянул дозорный, — я щас. — Он сел на ветку и, хватаясь за ствол цепкими пальцами, ловко и быстро вскарабкался на пару локтей выше. — Вроде как люди...
— Люди... — Староста удивленно качнул головой. С людьми в Теми дело обстояло строго. Все свободные поселения староста знал наперечет.

О каждом отряде, отправляющемся в гости или по торговому делу, заранее извещали по Слуховым камням, так что никаких людей в округе быть не должно. Ежели только это не отряды воинов из соседних Хольмворта или Товарона, следовавшие куда-то помимо Калнингхайма. А что, вполне могло быть, что ребята нарвались на засаду орков и вынуждены были прорываться с боем куда повезет...
— Эх ты! — послышался сверху удивленный возглас дозорного.
— Чего там? — живо отозвался староста.
— Да там не токмо люди. С ними навроде как эти, ну из сказок, что ли... которые зовутся «гномами» и «эльфами»... и ишшо они навроде как посеченные все. Еле идут.
— Гномы, эльфы... — староста поразился. Нет, в Теми таковых не водилось уже почитай... Он замер, пронзенный внезапной мыслью, а затем вскинул голову и взволнованно спросил:
— Откуда они идут?
— А прямо от Проклятого леса!
Услышав эту новость, все мужики, уже привычно сбившие «ежа-щитоносца» (супротив Темных ничего, кроме такого строя, не помогало, да и против орков он был надежной защитой), возбужденно загомонили. Весть о том, что кто-то мог появиться из самого Проклятого леса, казалась совершенно невероятной. Староста на мгновение задумался, а затем повернулся к мужикам:
— Здеся стойте, — и двинулся в сторону опушки.
Пришельцев было семеро. Пятеро было людьми, шестой действительно гномом (во всяком случае, староста по старым рисункам представлял их именно так), а седьмой очень напоминал эльфа, только сильно изможденного. Он единственный из шестерых не нес никакого груза.

Эльф двигался последним, еле-еле передвигаясь на заплетающихся ногах, держа в руках лук и смотря в сторону Проклятого леса. В колчане на боку сиротливо болталось с полдюжины стрел. Трое чужаков волокли раненых. Первый — высокий светловолосый воин тащил на себе др



Назад