f9e780e3   

Злотин Григорий - Андоррский Блудоград, Или Der Irrgarten Von Andorra



Григорий Злотин
Андоррский блудоград
или
Der Irrgarten von Andorra
(некоторыe выдержки из придворной летописи последнeго царя Андорры)
"Et in Arcadia ego" (1)
По восшествии Божией милостью царя Бориса I (2) на прародительский
андоррский престол вскоре обнаружились небольшие затруднения. Сопровождавшие
Его Величество отставные офицеры, которые некогда служили в императорской
гвардии, еще со времен подавления небезызвестной смуты конца десятых-начала
двадцатых годов не слишком жаловали мужиков. Последние отвечали тем же.
Особенно неприятным, впрочем, было то, что все без исключения сельское
население Андорры промышляло скотоводством, вследствие чего от крестьян
пахло козой. Не только тонко воспитанные предводители славного переворота,
но даже и нижние чины вынести этого, разумеется, не могли.
Поэтому благодарный своему воинству государь принял соломоново решение.
В первое же утро нового царствования был издан всемилостивейший манифест о
разделении княжества надвое. За недостатком кирпича всю государственную
область Андорры прорезала срочно высаженная высокая куртина, сплошь
состоявшая из быстрорастущего, колючего вечнозеленoго кустарника. По одну
сторону изгороди стали жить повеселевшие от беспризорности мужики, а по
другую -- вздохнувшие полной грудью радетели края. Одновременно, дабы разом
предупредить и иноземное вторжение, такой же заботливо подстриженный
кустарник посадили и по всему периметру Андорры, с которой на севере, как
известно, граничит Вельшское, а на юге -- Фряжское королевство. Через
несколько лет как внешняя, так и внутренняя стена стали совершенно
непроходимыми.
Однако за это время у власть предержащих появились новыe тревоги.
Стояла недоброй памяти середина тридцатых годов. На почве некоторой разницы
в доходах у многих материковых монархов то и дело выходило неудовольствие с
их подданными. Раcсерженные селяне спалили дворец курляндскoго герцога
Эрнста IV в Рундале. Финляндскому королю Фридриху-Карлу I пришлось
прибегнуть к помощи наемников, так как его собственное сословное ополчение
было не в силах справиться с пурпурными полками самозванцев. А уж
лифляндскoго герцога Адольфа-Фридриха (3), даже несмотря на то, что он был
вассалом одной из великих держав, вынудили совершить неслыханное: созвать
ландтаг и ввести конституцию. Борис I пойти на это, как Вы понимаете, не
мог.
Вместо этого Его Величества кабинет министров Андорры постановил,
оценив имущество всех жителей княжества, предоставить им жить в обществе
равных себе по плодам своего труда и по общественному положению.
Правительство справедливо раcсудило, что зависть не заводится там, где все
соседи живут примерно одинаково.
Садовники взялись за работу, и уже через несколько недель вся Андорра
была испещрена замысловатыми вензелями из кустарника, которые соединяли
узкими проходами дворы зажиточных хозяев, одновременно отделяя их от лачуг
голытьбы и лодырей. Передвигаться по Андорре стало нелегко, но и о вспышках
недовольства ничего не было слышно.
Вокруг меж тем времена неуклонно менялись к худшему. В синих морях
плыли великие армады. В некоторых странах рыжеволосых людей обвиняли в
чернокнижии и побивали камнями. Государь опечалился и издал рескрипт,
даровавший особую изгородь андоррским рыжим. Когда министр полиции поверг к
августейшим стопам всеподданнейшее донесение о том, что во всей Андорре нет
ни одного рыжего, Его Величество соизволили милостиво повелеть, чтобы
садовники на всякий случай выгородили кустами



Назад