f9e780e3   

Злоправдов Феофан - Отелок Котелка



ФЕОФАН ЗЛОПРАВДОВ
ОТЕЛОК КОТЕЛКА
Психоделическая фантаскошмария
1
Смерзелось. Над крышами тянулись багряные тучи. Запад-
ный горизонт еще не захлопнулся, оставалась узкая влажная
полоска, как приоткрывшаяся от желания щель. Но стало совсем
темновато, а фонари мигали, но не желали разгораться, точно
сырые дрова в печке. Не светят и не греют.
Он стоял на обочине и мочился на проходящие машины, как
павиан. И хрюкал по-обезьяньи. Скучно. И грустно. Гручно.
Скустно...
Очередная машина осветила его фарами, пока он стряхивал
последние капли. Из нее визгливо рассмеялись. Машина обдала
нас выхлопами и уехала, унося с собой желтый свет фар. Опять
темнота, тра-та-та, тра-та-та!
Мне стало жалко его, как он не может застегнуть ширин-
ку, потому что не заправил длинный, как высунутый язык. По-
дол рубахи. Я подошел и обнял понурые плечи.
- Пойдем, - сказал я. - Не стоит грустить. Тут рядом
живет чувинка-картинка, я вас познакомлю.
- Да-а? - Меня он, по-моему, не видел, хотя уставился
во все глаза. И все упорно застегивал ширинку - ширялся. - А
она налье?..
- Нальет, нальет, - успокоил я бедолагу. - Нальет, если
повезет. В смысле, если у нее есть.
- А у нее е?..
- В принципе, у нее все есть, - вздохнул я. - И что
пожрать, и где поспать, и переспать. И даже недоспать, если
она очень постарается. Так что топаем.
- Бе-е! - громко сказал он и, нависнув краном над мос-
товой, пешил напугать проезжавшую мимо "тойоту" обильным
ужином. И напугал, потому что попал в опущенное по летней
прохладце окошко. Напуганная "тойота" завизжала и резко ос-
тановилась. Из нее вылезли три напуганные жлоба. Я их, по-
нятно, не знал, но по мордам сразу видать - жлобы. Почти од-
новременно вылезла жлобиха и тут же принялась исполнять по-
лустриптиз, вытирая морду полой сарафана. Что-то она там од-
новременно говорила6 но что - за сарафаном было не слышно.
Из салона на нее падал свет, так что стриптиз получался с
подсветкой. Стриптиз был с подсветкой, а я люблю быть под
Светкой... А ножки у нее ничего, с глупой ухмылкой отметил
я. Ножки, как кошки, просят немножко... Дальше я не успел.
Жлобы надвинулись на нас.
Мой новый приятель как раз расстался с ужином и выпря-
мился. И принял. Сразу от двоих. Высоко летит, подумал я,
дождя явно не будет. И ошибся. Потому что очнулся от ливня.
Не просто капало, а прямо-таки неплохо лило мне в морду.
Дождик, дождик, перестань, я поеду... Но тут я расчапил рух-
лые глаза и ехать сразу же расхотелось. Это был не дождь.
Это мочился мне в морду один из жлобов. И нежно улыбался при
этом.
Какая досада, мелькнуло в голове, уж лучше бы это была
жлобиха. Эстетическое удовольствие...
Разом хлопнули дверцы, матерно проворчала по-японски
отъезжающая "тойота". Я собрал свои раскиданные по травке
части и поднялся, тряся головой, как собака после купания.
Пахло "гамбургером", но может, я опять ошибался. В жизни не
нюхал гамбургера.
Справа ворочалось и хлюпало в темноте, как свинья в лу-
же. Это когда ж меня успели в деревню укатать?.. Но тут по-
тянуло матом, и я понял. Это не деревня и не свинья. Это мой
новый знакомец.
Я нащупал его в темноте. Он тоже попал под дождь, так
как был мокрый. Почему-то у жлобов всегда хорошо работают
почки, подумал я. Даже отлично работают. Но тут разгорелись,
наконец, финари, и я увидел, что под дождь он не попадал. То
была его собственная юшка. Что-то много я сегодня ошибаюсь.
Ночь ошибок. Ошибочная ночь. Ошибала...
Пока мой знакомец собирал себя по частям



Назад