f9e780e3   

Злобин Анатолий - Любой Ценой



Анатолий Павлович Злобин
Любой ценой
Очерк из цикла "Заметки писателя"
За долгие годы поездок по стране в памяти отложился
большой слоистый пирог. На многое сейчас смотрится
по-иному, нежели смотрелось тогда, в моменты свершений.
Именно так приобретается объемность нашего знания
времени.
Мои заметки отнюдь не претендуют на исчерпывающий
образ предмета, хотя я всячески пытался сузить свой
взгляд, взяв за основу изложения практику управления,
еще уже - его планирование, еще уже - нравственные
аспекты этого состояния. Прежде всего меня волновал
вопрос: каким образом наша система планирования,
обладающая изначальными преимуществами и являющаяся
наиболее прогрессивной системой, все-таки почему-то не
всегда получает первые результаты? Ответ на этот вопрос
находится, видимо, за пределами моей компетенции. Но
случаются такие яркие моменты в жизни общества, когда не
менее важна постановка вопроса.
Автор сознает, что некоторые формулировки могут
показаться другому глазу несовершенными, но что
поделаешь - так написалось сердцем...
1. У самого синего моря
Мы заранее сговаривались: поедем в отпуск одновременно, вот уж
наговоримся всласть. Обычно эти встречи происходили в Юрмале, но и в
Пицунде тоже. В любом варианте море действовало на заднем плане как фактор
безбрежности.
После завтрака сходились на пляже, располагались с удобствами под
зонтом. И начиналось интеллектуальное пиршество, как мы тогда говорили -
"треп по маленькой".
Тон обычно задавал Анатолий Аграновский, мой давний приятель, глубокий
и добрый публицист, о котором все мы, знавшие его близко, скорбим до сих
пор.
А тогда: солнце, волны, шелест вечности - никакого намека на близкую
скорбь. И неторопливый голос с хрипотцой, легко перекрывающий шелест
прибоя:
- Вот мы говорим о планировании. Расскажу одну историю. Помните,
весной приезжал к нам этот президент американской компании, ну как его, из
головы выскочило, ладно, для полной ясности назовем его мистер Цент. А мы,
как вы знаете, хотим торговать с этим Центом. И давай возить его по
заводам. Показали ему самое лучшее, что у нас есть: судоверфи, конвейер для
сборки вертолетов, конструкторское бюро, трубопрокатные станы. Две недели
ездил по стране мистер Цент и остался в полном восхищении от виденного. Под
занавес устроили ему прием в Москве. Идет высокая беседа. Я опускаю
преамбулу и перехожу к сути. "Мистер Цент, - говорит хозяин банкетного
зала, - как вы знаете, наша система хозяйствования является первой в мире
плановой социалистической системой, действующей на основе пятилетних
планов, разрабатываемых государственными органами и утверждаемых Верховным
Советом страны. План является государственным законом. Вы осмотрели наши
заводы. Хотелось бы услышать ваше мнение, можете говорить прямо и открыто.
Вы опытный промышленник, таких в мире можно сосчитать по пальцам, и нам
весьма интересно услышать ваше мнение". (Мы тоже во все уши слушаем
Анатолия Аграновского, зная, что это пока присказка. Сказка впереди.) "Я
потрясен вашей технологией, - отвечает мистер Цент. - Это лучшая технология
в мире на сегодняшний день. Какие у вас прокатные станы, буровые станки..."
- "Вы льстите нам, мистер Цент. Неужто вы не поделитесь с нами своими
пожеланиями?" - "Почему же? Я готов поделиться. Вот вы говорили о плановой
системе хозяйствования. Я побывал на ваших заводах, разных по замыслу и
технологическим целям. Я имею свои сомнения: является ли данная система
хозяйствования действительно планово



Назад