f9e780e3   

Злобин Анатолий - Ленинградский Проспект, Засыпушка № 5



Анатолий Павлович Злобин
Ленинградский проспект,
Засыпушка № 5
Повесть
Знакомство
Я гулял по Ленинградскому проспекту, и ничего не тревожило меня, кроме
довольно-таки ленивых забот о том, как провести завтрашний субботний вечер.
С такими мыслями я свернул к горкому комсомола. Позади зарычал мотоцикл. За
рулем сидел парень с великолепной посадкой ковбоя из американского
вестерна.
- Вы не из горкома? - спросил я.
- Если по найму - предупреждаю: никого не принимаем.
- Мне работа не нужна.
- Выкладывайте - что у вас? Спешу.
- Как бы повеселиться, - выпалил я.
Парень ничуть не удивился, вытащил из кармана бумажку:
- Вот. Отрываю от сердца. Образцово-показательный вечер. Полный
комплект с участием лучших сил. - Он отдал мне билет и забыл про меня. -
Макар! - крикнул он в раскрытое окно. - Поехали.
- Куда, Алик? - спросил голос в окне.
- Отведешь мотоцикл обратно.
- А ты куда, Алик?
- Улетаю! Срочно! Могила! - кричал Алик на весь проспект.
Они уехали, а я остался разглядывать бумажку. Это был пригласительный
билет на комсомольский вечер "Учись танцевать красиво". Вечер состоится в
субботу в клубе "Строитель". Начало в 19 часов. На обороте были напечатаны
стихи:
Сегодня танцевальный вечер,
Так приходи и веселись.
Порадуй нас нежданной встречей,
Красиво танцевать учись.
Народ собирался не спеша и с достоинством. Видно, жители города умели
танцевать красиво и учиться им было ни к чему. Но вот гуськом прошагал
джаз-оркестр, и тотчас все пришло в движение. Юркий паренек в пестрой
рубахе выбежал из клуба и ринулся вдоль улицы. Вскоре он показался снова,
ведя за собой девичью стаю - как связку детских разноцветных шаров. Другой
командовал по телефону: "Миша, заворачивай сюда всю гопкомпанию. Джазисты
прибыли".
У входа в клуб две девушки проверяли билеты и раздавали входящим
причудливо изрезанные цветные открытки. А в зале на стене висели стихи:
Нет, не рассматривай картинки,
Об этом я тебе толкую:
Ведь это только половинка.
Скорей ищи себе другую.
Надо было ходить по залу со своей изрезанной открыткой и спрашивать у
всех девушек: "Вы не моя половина?" Девушки хихикали. Если открытка не
складывалась, можно было направляться дальше.
У окна стояли медицинские весы. Над весами - стихотворение:
Скажу, друзья, я вам без лести:
Я лучший приз для вас отдам.
Но вы должны составить вместе
Сто двадцать восемь килограмм
Парень зазывал девушку, оба со смехом становились на весы, и
распорядитель с красной повязкой на рукаве взвешивал парочку. Вес не
получался. Парень и девушка смеялись еще громче и уступали место другим
претендентам. Одна пара набрала сто двадцать семь килограммов четыреста
граммов. Парень отвел девушку в сторонку, горячо зашептал:
- Пойдем в буфет. Дотянем.
- Я же только что пообедала, - сопротивлялась девица.
- Пойдем. А то Петька с Нинкой нас обставят...
Вторая половинка моей открытки не обнаруживалась, на девушку в сорок
килограммов рассчитывать также не приходилось. Потеряв всякую надежду на
главный приз, я подошел к распорядителю, который терпеливо выискивал
идеальную пару весом сто двадцать восемь килограммов, и задал первый
пришедший в голову вопрос:
- Интересно, кто написал эти стихи на стенках?
Ее звали Тамара. Тонкая, длинноногая, в светлом капроновом платье, на
лакированных гвоздиках, она ничуть не походила на человека, пишущего стихи.
Она приближалась ко мне и ослепительно улыбалась. Я был несколько
обескуражен и не знал, как начать разговор.
- Давно вы пишете стихи



Назад