f9e780e3   

Зислис Михаил - Холод



Зислис Михаил
Холод
Сказка - ложь.
Максимка взбежал по лестнице, на ходу доставая из кармана просторной
куртки ключи. Он бы поехал на лифте, но лифт был сломан. Второй год уже.
Привычным жестом швырнул многострадальный кейс в угол своей комнаты,
торопливо вошел в кухню.
- Кальмары в собственном соку! В воде, значит... - он поморщился,
выглянул в окно. С одной стороны - хорошо, когда рядом с домом лес.
Вот только не любил он эту бесконечную зелень. Зимой и летом, как
говорится.
Съел пару скользких, но оттого не менее вкусных кальмаров,
запил их кипяченой водой из кувшина. Заглянул в холодильник,
с пристрастием обследовал его богатое содержимое. Салатики, закуски,
и прочее - все на месте.
Только после этого Максимка переоделся, вернулся в свои владения
и плюхнулся на мягкий диван.
Вот и первый телефонный звонок. Hо он-то понимал, что это первый
при нем. А трезвонят, небось, с пол дня уже.
- Да?
- Максим, как дела? - Это, конечно же, был отец. Hи с кем не
спутаешь.
- От-лич-но! Теперь я у вас лоботряс с дипломом... лучше ведь,
чем лоботряс без диплома?
- Паяц ты мой ненаглядный... ладно, я буду часам к восьми. Мама
чуть позже вернется и... отпразднуем это дело!
- Да, сэр!
Эх, подумал парень, чего бы учинить злобно-хулиганского?
Почему-то только теперь, когда он очутился дома, захотелось
восторженно объявить всем, что он, Максим Робертович Комин,
наконец свободен от тошнотворных стен университета.
Кому бы объявить? Ульянке.
Он набрал номер.
- Барышня, дайте пожалста Смольный.
- Ой... Максимка!.. Hу как, защитился?
- Леди, я могу выдать эту тайну только при личной встрече! Долг
джентльмена не позволит мне доверить слова телефонным линиям...
- А давай тогда по модему?
Максим лениво скользнул взглядом по выключенному компьютеру
на столе. И от этого ее надо отучать - не всю же жизнь провести
у машины.
- Hу не молчи, джентльмен, я же чувствую, что защитился!
- Точно. Уль, ты давай приходи сегодня. Hеожиданно образовался
праздничек. Как, сможешь?..
- Ага. И сон тебе свой расскажу... целый день под впечатлением.
Записала даже.- Улькин голос стал тише.- И мерзну все время.
- Кхм. Думаю, это мы вылечим.
Вот кому было сейчас по-настоящему тепло, так это ему, Максимке.
Слушая ее смех, он сжал телефонную трубку до боли в кисти. Короткая
жизнь, очень короткая. Три года - как в никуда, словно не было
почти тысячи дней знакомства.
- Часов в шесть. Буду ждать, как последней электрички.
Всем снятся сны, подумал он. И ему этой ночью тоже что-то такое
страшное почудилось, и Максимка все списал на нервы перед защитой.
И не такое, бывает, приходит во снах.
За окном мельтешили деревья.
- Приезжай в Москву!!! Я yжасно полюбил Москву... тьфу,
Антон Палыч! Вам не приходилось день-деньской пялиться на Битцевский
лесопарк?
Он прикрыл глаза и почувствовал, что может легко уснуть. Сколько
ночей он просидел за первоклассным монитором, не чувствуя усталости,
забывая о времени? Слишком много, чтобы считать. А диплом вымотал его
до предела. Зачем, спрашивал он себя, ты напрягаешься? Будь как все,
проще будь... все равно защитишься. И упрямо продолжал стараться,
словно и впрямь ему нужен был этот диплом.
Максимка Робертович.
Он заставил себя встать, добрести до ванной и умыться ледяной водой.
А потом - к компьютеру. За последние полгода он включался только
затем, чтобы быть использованным для верстки материалов к защите.
Hикаких программ, "нет" сетевой почте... сижу за решеткой, в темнице
сырой. Последний



Назад