f9e780e3   

Зимняя Нина - Ненависть



Нина Зимняя
НЕНАВИСТЬ
"Это так странно. Я ненавижу его. Сегодня утром мне
казалось, что нет никого ближе, дороже, роднее."
Облако закрыло солнце, и стало немного прохладно. Мимо
пробежал мальчик, и холодные брызги с него попали на мое лицо.
Мурашки пробежали по коже. "Противные дети. Нигде от них покоя
нет." Это была последняя мысль, промелькнувшая у меня перед
Этим. Это нахлынуло как всегда в неподходящем месте и в столь же
неподходящее время. Томные разговоры двух подружек,
расположившихся неподалеку от меня, шум, издаваемый все теми же
детьми, музыка, лившаяся непонятно откуда, - все эти звуки пляжа
отодвинулись на второй план, уступая место Тишине. Именно тишине
- давящей, тяжелой. Я слышала ее, я ее ощущала, будто это что-то
реальное, осязаемое. Сердце забилось в голове, стало совсем
холодно. Я попыталась натянуть на себя полотенце, но сил не было
даже для этого. "Ничего-ничего, скоро пройдет. Это дети своими
криками вывели меня из себя." И правда, через пару минут звуки
стали оживать, приблизились, холод и страшная тишина отступили.
Я перевела дух, открыла глаза. Облако почти пропало, еще
немного, и солнце снова засияет. "Однако, - подумала я, - я вся
взмокла." Я провела ладонью по лбу, отодвигая влажные пряди
волос. Спустила руку на шею и проверила пульс. "На этот раз все
как-то быстро закончилось. Похоже, я начинаю контролировать
Это." Солнце опять светило вовсю. Я перевернулась на живот и
расслабилась, даже задремав под этими волнами горячего воздуха.
Вздрогнув, я вмиг скинула с себя дремоту - кто-то приложил
холодную мокрую ладонь к моей спине.
- Альбина, привет! - зазвенел смеющийся голос.
Я перевернулась на бок, затем села, шаря руками вокруг себя
в поисках очков. Рядом пристроилась моя подруга Римка. Она
достала из-под себя мои бывшие недавно новыми солнцезащитные
очки. Одно из стекол было безнадежно треснутым. Взяв у нее мою
собственность и разглядывая убыток, я ответила хрипловатым
спросонья голосом:
- Привет, Риммочка, откуда ты взялась?
- Извини, - сказала она, мило улыбнувшись.
Она чрезвычайно мила. У меня нет сил злиться на нее. Я
улыбнулась в ответ. Римка зазвенела дальше.:
- Я сначала не узнала тебя, как ты загорела здорово! Всего
неделю не виделись, а ты совершенно преобразилась!
Это правда, в последнее время мне было не до нее, мы
ограничивались телефонными разговорами. Поболтав еще о всякой
всячине, она спросила:
- А ты как? Не помирились?
- Нет. Сначала мне показалось, что да. Но потом - нет,
совсем, окончательно.
- Ну, сколько раз я это слышала, все наладится!
- Не знаю.
Дыхание перехватило, и я тихонько заплакала.
От неожиданности Римкины восклицательные знаки куда-то
подевались, и она задала дурацкий вопрос:
- Почему?
Мне нужно было с кем-то поделиться. В промежутках между
утираниями слез я рассказывала:
- Он сказал, что я замучила его, что я во всем вижу мрак,
представляю все в черном цвете. Что наша жизнь превратилась в
сплошные выяснения отношений. Он больше не может выносить моих
подозрений.
- Ну, ведь обжегшийся на молоке дует на воду.
- Вот именно! Может, я была в чем-то неправа, но ведь и он
не ангел. Он хочет, чтобы я была всегда веселой, добродушной и
смайл, смайл, смайл.
- А ты?
- А я сказала, что ему лучше завести собаку. Она всегда
будет сходить с ума от счастья при виде него.
Мы помолчали. Я поборола наконец-то поток слез. Римка
вскочила на ноги.
- Пойдем купаться!
- Пойдем, - ответила я и встала вслед за нею.
Римка плавать не



Назад