f9e780e3   

Зиганшин Камиль - Перелом



Камиль Зиганшин
Перелом
Наконец-то унылая и длинная зима кончилась, а бурливая, клокочущая
весна мало помалу сменилась размеренным летним покоем.
Теплым июньским днем неутомимый бродяга Корней отправился к озеру,
которое обнаружил в юго-восточной части Впадины этой весной, в пору
массового пролета птиц. Оно находилось между трех холмов и питалось
небольшими ручьями, стекавшими с них.
В скиту все были изумлены, узнав о существовании озера: "Сколько лет
живем, а не ведаем о нем". Если учесть, что водоем имел почти полверсты в
диаметре, и в самом деле было удивительно, как это до сих пор никто не
обнаружил его.
Обнаружить озеро Корнею помогла природная наблюдательность: собирая
весной у подножья одного из холмов сладкую в эту пору клюкву, он обратил
внимание, что стаи птиц садятся и взлетают с одного и того же места. По мере
того, как скитник поднимался на холм, до него стали доноситься крики
множества птиц и вскоре, из-за деревьев, блеснула гладь озера с небольшим
скалистым островком посередке. Отдельные крупные льдины, точно серые тени
призраков блуждали по воде. Над ними, с металлическим скрежетом, носились не
знающие покоя чайки.
Заливы озера буквально кишели водоплавающими. Мелководье бороздили утки
всех мастей: степенные крякши, юркие чирки, горластые клоктуны; важные
гусаки; особняком - лебеди. Иные птицы резвились в воздухе, выделывая
сложные пируэты, закладывая крутые виражи. Другие - куда-то торопливо
улетали, третьи - возвращались. Птиц было такое множество, что от их
разнородного крика, гогота и хлопков крыльев сам воздух казался
беспрерывным, радостно-ликующим стоном. Невообразимый галдеж и плеск воды не
прекращались ни на минуту. Несмотря на разноголосицу, все они воспевали
весну, начало нового круга жизни.
Сейчас поверхность озера с затонувшими в нем облаками блестела, как
полированная: пережив радость встречи с родиной, птицы погрузились в заботы
по высиживанию потомства.
Корней шел по обрывистому берегу, когда приметил на сером фоне островка
ярко-зеленое пятно.
-Весной его не было, - подумал он... В этот момент, прямо из-под ног, с
оглушительным треском вылетела сидевшая на яйцах куропатка. Чтобы не
наступить на гнездо Корней отвел ногу в сторону, но, угодив в свежую
медвежью лепешку, поскользнулся и, не удержав равновесия, полетел с обрыва.
Обо что-то ударился. Раздался жуткий хруст.
Корней попытался было сразу встать, но боль в ноге была такой острой,
что тут же сел. Кость левой голени согнулась так, словно в ней появился
дополнительный сустав. Перелом!!!
Осознав всю серьезность своего положения, Корней лихорадочно размышлял,
что предпринять.
Пытаясь подозвать Снежка или Лютого, он поулюлюкал, посвистел. Холмы,
плотным кольцом окружавшие озеро, не выпустив призыв о помощи, ответили
дружным эхо. Теперь Корнею стало понятно, почему это озеро так долго не
могли обнаружить. Сколько не кричи, за холмами никто ничего не слышит.
От деда парнишка как-то слышал, что сообразительные лисы при переломе
закапывают лапу в мягкий грунт и терпеливо неподвижно сидят, пока кость не
срастется. "Надо попробовать?" - решил скитник и, корчась от боли, сполз
поближе к воде. Снял с поврежденной ноги чуни с опорками. Выкопал рукой в
жирном иле канаву и бережно уложил ее туда. Стиснув зубы, на ощупь
состыковал сломанную кость. Затем завалил ногу вынутым илом, ладонями
утрамбовал его. А чтобы самому удобно было лежать, нагреб под спину сухой
береговой хлам, под голову сунул котомку с припасами



Назад